In light of religious terrorist attacks in Paris, please see Category:blasphemy!

Text:Volodya - изнасилование дебила нациста

From Freedom Porn
Jump to: navigation, search
 
Spoiler:
Володя анально насилует нациста, выплёскивая все свои негативные эмоции.



Володя тихо шёл по по улице прохладным летним вечером. Впереди его ничего не ждало, делать было совершенно нечего, и он шёл медленно, наслаждаясь шумом ветра в кронах деревьев, которые были высажены по краям дороги рядом с тратуаром. Вечер правда был очень тихим, на улице не было ни одного человека, и это совершенно устраиволо Володю, ведь сейчас ему хотелось побыть одному. Он возвращался из гостей, и, пока он был в гостях, он сильно расстроился по поводу разговоров одного из присутствующих там людей. Этот человек был ультра‐правым кретином, и сегодня он решил использовать людей для распространения своей грязи, конкретно гомофобии, в их разумах.

Володя ушёл раньше чем собирался, из‐за полного отсутствия желание находиться в такой компании… и сейчас воздух пропитаный одиночеством дарил ему свою энергию.

Неожидано, от куда‐то между домами выбежал человек, сразу было видно, что он не бежит куда‐то, а убегает от кого‐то. Непонятно почему, но ему взбрело в голову бежать именно в направлении Володи… Через пару секунд было видно, что данный индивидум скорее всего считает себя поклонником гениального мыслителя двадцатого столетия оставившего свои мозги на стене где‐то в бункере, Адольфа Гитлера. У бегущего виднелась отчётливая зарисовка на футболке, напаминающая индусский и буддистский знак безконечности, свастику; и так как кроме по‐монашески бритой головы у него ещё были надеты бутсы с весьма стильными подтяжками, то сердце у Володи наполнилось необычайным «восторгом», ведь он как раз отходил от разговора как раз с таким человеком.

Когда одиночка был в нескольких шагах от Володи, показалась компания из трёх человек, которая, по всей видимости, решили поспорить с ним по поводу политических взглядов. Они бежали следом, но явно отставали. В прочем это было не совсем важно.

Когда нацик пробегал по правую руку от Володи, тот резко ушёл вправо, просунул левую руку рядом с туловищем и крутонулся вокруг своей оси. Описать механику происходящего весьма сложно, но суставы двигаются только в определённых плоскостях, и случившееся закончилось тем что сын своей нации лежал на асфальте, а Володя сидел почти на нём. Со стороны это немного напоминало статую Будды, но без ног в форме лотуса. Ноги‐же были сложены вместе с правой рукой нациста таким образом, что выкрутившись тот остался‐бы с переломаной ключицей.

В воздухе летел не только шум ветра, к нему добавился мат и приближающийся топот.

Когда трое спортсменов приближались ближе Володя поднял руку в универсальном жесте означающим «Стоп», он также добавил аудио версию этого жеста, на случай если его не правильно поймут.

Бежавшие правда остановились, так как не совсем понимали что происходит. Это были скорее всего анархисты панки, 2 парня и девушка. Один из них был выше и больше, и по всей видимости более агрессивный, так как, не успев остановиться, он сразу решил продолжить движение вперёд. Володя ещё раз попросил у всех остановиться.

― А ты кто вообще? ― девушка была первой кто пошёл на разумный контакт. ― Я просто прохожий. Хотелось‐бы знать что этот человек вас сделал. ― Это Наци! ― ответил уже почти сзади высокий парень ― а ты кто?

К несчастью не каждый человек может воспринимать спокойную речь во время физического перевозбуждения. Так что Володя не обиделся, что у него просят повториться, и он с радостью представился ещё раз, и даже выдал своё имя.

― Я обыкновенный прохожий. Зовут меня Володя. Для меня он выглядит не совсем как нацист, больше как дебил. ― Да. Дебил. ― засмеялись окружающие. И высокий паренёк начал приблежаться. ― Я попросил‐бы не делать этого, ― чётко сказал Володя ― Я просто не могу позволить вам напасть на человека просто по тому что тот идиот. Извините уж. Что именно он сделал? ― Да они тут уже всех достали ― ответил до этого тихий парень сильным баритоном.

Но было ясно, что высокий парень просто хочет навешать нацику пиздюлей. Он заходил дальше и дальше вокруг, чтобы оказаться у Володи за спиной. Володя раскрутился так чтобы выпустить правую руку правого русского, но в замен он подарил ему своё колено в шею, чтобы было удобнее лежать чем пытаться встать.

― Я антифашист, но когда я говорю, что не позволю избить его только за то что он дебил, я это серьёзно.

С этими словами Володя заломал запястье нацисту, снял колено с шеи, и болью заставил того встать. Затем, закрутив тому руку за спину повёл его в том‐же направлении куда шёл раньше.

― Пойдёмте с нами, ребята, ― Володя пригласил всех с собой. Ну всех кроме нациста, которого он просто пёр вперёл болью и страхом.

Нацист, начав снова материться, получил руку по верх горла, слегка мешающую дышать, и делающую громкие выкрики сложной задачей. Большинство пути все шли, никто, даже сам Володя, не понимал что будет когда они дойдут до куда‐нибудь где потише и подальше от возможных случайных людей.

Добравшись до двора рядом с заброшеным зданием Володя отпихнул напуганного нациста к стене. Окон в этой части не было, и это был П‐образный врез в здание, так что бежать ему было некуда.

― Ну что, будем разбираться? ― Весело сказал Володя. ― Слушай а ты серьёзно кто? ― ещё раз переспросил баритон у него за спиной. ― Ну я‐же говорю, просто прохожий. Нацисты вот тоже достали, но думаю, что к ним особый подход нужен, не просто так навалять иногда и всё. Разобраться надо что к чему. ― Пошёл на хуй со своими разборками, мудак, ― выразил своё недовольство дебил, ― я и тебя и твою еврейку мать отымею, поняль, блядь.

С этими словами нацбол попытался прорваться, но сразу после первого‐же шага получил ногой по яйцам. Это был не самый изысканый приём в Володином арсенале, но в данный момент от сработал хорошо. Нацист пыхтел, и это позволило Володе продолжать беседовать с саратниками.

― Так вот, как я уже сказал, надо разбираться. Они ведь тоже люди, просто идиоты, с ними надо нежно, и только когда уже совсем не в моготу можно применять грубую силу. ― Отпиздить их всех да и всё, ― возразил высокий паренёк, ― что с ними няньчиться? ― К тому‐же этот урод весь район своим дерьмом запачкал «Убей Чурков и Пидорасов» вон там – это его, ― сказала девушка показывая на криво написаный слоган на соседнем заборе. ― Вот это уже интересно, ― заинтересовался Володя, кровь в его жилах начала кипеть всё больше и больше. Он правда не хотел просто избивать нацистов налево и направо, но гомофобия его уже заеб… замучила в общем.

Володя подошёл к нацисту, который до сих пор отходил от пинка, и присел рядом с ним.

― Ну и почему‐же ты так сильно ненавидишь людей с разнообразными ориентациями? ― Вопрос нацисту звучал весьма мягко. Даже по‐женственному. ― Иди на хуй, пидор! ― Ответ не был таким‐же цивильным. ― Ну зачем ты так, мне конечно мальчики в форме не нравятся, но всё‐же мы могли‐бы стать друзьями, ― Володя говорил всё это очень мягко и нежно. ― Блядь, пидор, на хуй, ― нацболл опять блестнул своим интеллектом. ― Ну хочешь убить меня, так убивай, ― сказал Володя громко, так было слышно всем.

С этими словами он достал нож, открыл его и положил рядом с нацистом, затем встал и отошёл на шаг назад.

― Слушай, я не хочу тут быть, ― послышался баритональный голос за спиной. Другие голоса с ним согласились, и весьма скоро нацист с Володей были в интимном одиночестве.

Нацист набрался смелости, схватил нож и рянулся вперёд. Было сразу видно, что он знает столько‐же о владении ножём сколько об ораторском искустве. В течении нескольких моментов нацист чувствовал боль, что заставляло его изгибаться в разнообразные фигуры одна дискомфортнее другой. В конце этих конторций, нацист стоял лицом упёршись в стену, его рука не могла двигаться у него за спиной, нож был у Володи в руках и крепко прижимался в шее, в которой от страха пульсировала кровь.

― Увы, ― прошептал Володя на ушко близкого к нему человеку… в физическом, не политическом значении слова «близко». ― Знаешь я сказал что мне не нравятся мальчики в форме, но ты ведь совсем без формы… футболочка – это‐же совсем не форма.

Володя убрал нож от горла нациста, одним движением снизу вверх распорол нацистсую футболку, Наци попытался воспользоваться моментном, но сразу‐же получиль удар в затылок кулоком с заложеной в нём рукояткой ножа.

― Тихо, тихоничко, не надо сопротивляться, ― снова прошептал Володя, ― всё будет хорошо, всё скоро будет очень хорошо. Ты только не нервничай. ― Сука, блядь, пидор, ― посыпались аргументы из уст нациста, ― я, блядь, ты… на хуй, сука.

Володя умудрился быстро распороть подтяжки и верх джинсов что заставило их начать спадать. Затем выбил из под нациста его собственные ноги и поволил его на асфальт, с которым тот был уже знаком. Володя уселся сверху на бёдра нациста, от того доносилось не то сопение, не то плачь. Когда Володя приставил нож к спине, владелец спины вздрогнул, и начал уже просить, чтобы его отпустили.

― Тихонько, не надо плакать, ты‐же большой мальчик, ты должен быть сильным. ― Я, это, не, Я это, ― аргументы, как всегда были незабываемые.

Володя достал 3 вещи, анал нациста из штанов, свой стоящий член из ширинки, и презерватив из кармана рубашки и упаковки. Надев последнее на предпоследнее одной рукой, он преложил получившуюся конструкцию на первое и переместил всё тело вперёд.

― Нет, блядь не надо, ― мог только плакать нацист, так как он снова чувствовал нож двигающийся по своему телу вверх по спине и к шее. ― Будет больно в начале, ― произнёс Володя и вошёл в анал. Тело нациста затряслось от боли, попка сексуально завиляла из стороны в сторону.

Володя ебал жопу бедного нациста выплёскивая всё что накопилось у него внутри. Каждое движение, каждый вход и выход, были как утверждение, что если сеешь ненависть, то должен быть готов получить всю эту ненависть обратно, порой в весьма странной форме. Нацист вопил, плакал, молил, не было понятно понимал‐ли он что происходит от боли и безысходности. Его даже могло‐бы быть жалко, но в данный момент жалости у Володи совсем не оставалось. Ему надо было выплеснуть гнев.

Свой гнев, вместе со спермой, он выплеснул в гондон в нацистской жопе.

Потом Володя поцеловал нациста в затылок, встал снял презерватив и бросил его лежать рядом, сказал «Пока, Наци» и пошёл домой. Впереди его ничего не ждало, делать было совершенно нечего, ветер был наполнен одиночеством.


Available under the terms of Free Art License

Produced in the year 2011 on July 17th.
FAL
For more information please see Freedom Porn:copyrights.